?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
ЛЮДИ ЗАХОЛУСТЬЯ с прологом и эпилогом
georgith55
Экономия на здравохранении и сокращение сети лечебных учреждений становятся серьезной социальной проблемой.   Оптимизация Минздравом так называемого коечного фонда обернулась тем, что содержание в малых населенных пунктах роддомов и больниц ради небольшого количества пациентов стало нерентабельным.

Пролог  здесь    https://georgith55.livejournal.com/375209.html


 Больше   месяца   не  мог  приступить   к  написанию;  были    другие  более  лёгкие   к  изложению  материалы   из    Крыма,     опасения   браться   за   столь   :-(   фундаментальный :-)    труд,  и   уверенность   в   беспомощности  и   бесполезности     его.     Действительно,   что  нового   я    покажу   и    кому  открою  глаза.   Может  наоборот - подскажу   как   ещё   больше   напакостить  можно.
 В  общем,  когда   я  месяц  назад    расписывал   и  показывал  наш  поход    к  пещере   Тузуксу  (в   прологе),  я    вскользь  упомянул   очень   существенный,  можно  сказать  доминирующий    и   чуть  не  перешедший   в  трагедию,  факт.   Потому   вскользь,   что  не  был   уверен,   вернусь   ли   к  нему   снова,  а  в   короткий   рассказ  он  никак  не  вписывался.
Когда   мы  прошли   уже   какую  то,  вряд  ли  значительную,    часть  пещеры,   спустились   к  озеру  и  упражнялись   в   фотографиии   в  полной   темноте,    один  из  нас  -  Анатолий,  оступившись  на  камнях,   упал,  хоть  и  не   с  большой   высоты,   но    на  острые   выступы   спиной.   Осложнялось  ещё  и  тем,   что  упал  в  озеро   с  ледяной  водой   и  не  мог  встать  сразу.   Мы   в  это  время   разбрелись  по  залу   и   не    успели   быстро   придти  на  помощь,   когда   подошли,    он   уже   встал   самостоятельно.     При  свете  фонарей   осмотрели  спину  и   увидели  только  небольшие  ссадины.   Анатолий  заверил,   что  хоть  и   чуствует  боль    в  рёбрах,  но     в   помощи  не  нуждается.   Обстановка  даже   расположила   к  шутке,    на  тему -  "мы   своих   не  бросаем,   и  добъём,   чтобы   не   мучился".    Выбрались  из  пещеры,  ещё  раз  осмотрели   пострадавшего,   приложили   к  ранам   свежего   снежка,     перекинулись   шутками   и  отправились  в  обратный  путь.   До  шоссе  по  тайге  было  4 -5 км,  потом,   уже   в  густеющей   темноте,   по  дороге  прошли  ещё  3  км (по   указателям),  потом   нас   подхватил   бортовой  УАЗ  и  доставил   до  самой  Бискамжи.   До  станции   было  ещё  около  2км,  здесь   Анатолий   уже  начал  отставать,  но  мы   вначале  не  обратили  внимания,   а    на   вокзале   его  совсем   развезло.  Всё   время   он  шёл   с   рюкзаком,   пару  раз   падал,   но   с  нашей   помощью   быстро   поднимался.    Видно  организм  настроился   продержаться  до   этого  надёжного   ориентира - ближайшего  объекта   цивилизации,   а  на  большее   его   уже  не  хватило.   Дыхание  стало  прерывистым,   с  бульканьем   и  хрипами,   сознание  временами  терялось,  мы  то  ложили  Анатолия  на  бетонный  пол,  то  снова   поднимали  на  лавку.   Ложить  на  лавку   не  представлялось   возможным,   из-за  перегородок   между   сиденьями.    Ему   становилось  совсем  плохо,   я  думаю - что  если  бы   не  дальнейшие   события,  он  мог  бы   не  выжить.   Явно  был   сильный   ушиб  грудной   клетки,   возможен  перелом  одного  или  нескольких  рёбер,  а   возможно   и  повреждение   лёгкого.     До  нашего  поезда  было  примерно   6  часов,   а  другие   здесь  не  ходят.   Вокзал   в  Бискамже  обитаем     только   в  дневное   время,   даже  мент  есть   и    дежурный   сидит,  а   в  ночное  время     кассу  открывают     перед  самым  поездом,  да  два  банкомата   мигают.   Вот  на  это  время  мы   и  угодили,      дежурный   ещё  не  сменился   и  вновь   заступаемый   диспетчер   движения  вникла  в  нашу   ситуацию,  дала  свой  телефон ,  зафиксировала  наши   и   обещала   "контролировать  ситуацию"  (диспетчерская  находится  не   в  здании   вокзала).   А  состояние   пострадавшего   становилось   угрожающим.     Мы   уже   узнали,   что  где  то  в  посёлке  есть   медпункт   и   там   круглосуточное   дежурство.   Мой  жизненный  опыт  научил   скептически    относится   к  таким  обращениям  за   помощью,  обычно  всё  упирается   в  инструкции,   отсутствие   полиса,   местной   прописки,    "а   куда   я  буду   препараты   списывать",  что  коротко  называется  чёрствостью   и   "человеческим   фактором".   Но  делать  было  нечего  и,   оставив   больного  на  вокзале,      после  недолгого  блуждания   по  тёмным   улицам  посёлка  с  редкими   прохожими    и   собаками   нам  удалось   отыскать   искомый  объект.   Осмотреться  и  ознакомиться  подробнее   было  не  место  и  не  время,   а  потом  я   узнавал,   что      здесь  раньше  был  даже   стационар  с  койками,     процедурный   кабинет,  а  прием  вели   врачи  и  фельдшеры   общей  практики,  детский,  зубной  и  акушер.  Потом  пункт   пострадал  от  пожара,   а  когда  отстроили  новый   наступила   оптимизация   здравоохранения,  после  которой  осталась  только  одна   дежурная   медсестра.   Есть   ещё  пункт  медицинского   освидетельствования   локомотивных   бригад   при  депо,   потому   что  сохранность   грузов  важнее   здоровья  почти  2000   жителей   Бискамжи  и  ближних   посёлков.  Была  даже   своя   "Скорая   помощь",  но  машина   в  ремонте,   а  шофёр   в  отпуске,   кажется   оба - в  бессрочных. 
  В  пункте  нас   встретила   медсестра  Дина,  которая   должна  была   вот-вот   смениться,   поэтому  она   с  нами  не  пошла,  обещала  передать  наше   обращение   сменщице,  и  дала  номер  рабочего  телефона   пункта,  и  ещё  обезболивающую   таблетку.  Вернувшись  на  вокзал,   мы   засунули  таблетку   Анатолию  в  рот,  снова   усадили  его  на  лавку   и  стали  ждать   когда   ему   станет   совсем   хорошо.   Но  тут  появилась  медсестра  Дина,  сменившись,  она   не  пошла  домой,  а  пришла   через   весь  посёлок   на  вокзал,  т.к.  здесь  был  человек   нуждающийся    в   помощи.   Осмотрев  больного,  пульс,  зрачки   (хорошо  я  не  успел  ему  налить  100  гр  водки,  он  не  пьющий,   но  я  бы   уговорил),  Дина  тут  же  позвонила   сменщице    в  медпункт   и  объяснила   ситуацию.   Я  побежал   с  фонариком,    уже   по  знакомым    собачьим  улицам,   встречать   медсестру    с  тяжёлой   сумкой,  встретил  и   привёл.   И  начался   процесс   спасения;    обычно   я  довольно  ироничен  и  недоверчив,   в  том  числе  и   к   медицине,   но  профессинальную  работу      я   всегда    уважаю.    Эти  две  женщины  (вторую   звали   Людмила   Геннадьевна)   развернули    в  пустом  вокзале  целый  лазарет,   а  была   у  них  одна   выездная   медицинская   сумка.    Видно  положение   было  действительно  сложным,   ампулы,   шприцы,   жгуты  так  и  мелькали.   Давление   было  80/50  и  даже  мне  понятно,   что  до  трупного  окоченения  было  совсем  недалеко.   Наше  участие  было  косвенным,  закатать   рукав   или   придержать   свитер,  поэтому   наблюдать   я  мог   вполне   подробно.   Медики  работали  с  полной  отдачей,     переговариваясь  меж   собой,   советуясь   и  подсказывая  и  продолжалось  это  довольно  долго.    Только   внутривенных  препаратов   ввели  не  меньше  6,  мгновенно  реагируя  на   изменение   состояние,   а  была  и  сильная   сердечная   боль  и  подозрение   на   анафилактический   шок  (Анатолий  не  знал  про  свою  реакцию  на  лекарства,   но  мы    с  детства   так   накачаны   разной  дрянью,  что  можно  допустить   аллергию  на  всё).  Лишь   в  конце  попросили   данные  на  больного,   заполнить  свои  листы   и  сопроводиловку,  которую  вручили  нам.     Потом  они   связались   с  диспетчером  движения,   объяснили   опасность   состояния   и  та,   через   вышестоящее  начальство,  договорилась  об  остановке   проходящего   товарняка,    который   был   на  их   сленге  "валюта",  т.е.   состав   охраняемых   контейнеров.   Медсёстры   сопроводили  нас  до  перрона  и    оставались    до  прихода   поезда.   Ждать,  на  холоде  и  ветре,   пришлось  довольно  долго,  минут  40,  всё  это  время   они  не  оставляли   вниманием  больного,  который   даже  стоять  не  мог,  а   висел  у  нас  на   плечах.   С  трудом   подняли  Анатолия    в   заднюю    кабину   локомотива,  поверьте,   что  это   непросто  даже   для    здорового;  двухметровая   вертикальная   стенка    с  маленькими   вдавленными    ступенями.   Я  первый  раз   был   внутри   локомотива,   и  больше  всего  меня   поразила  теснота - передвигаться   можно  только  бочком,   и  втягивая   живот  от    открытых   шкафов   с   сопротивлениями  и  реле.   Открытыми,   я  так  понимаю,   для  охлаждения,   и  при  этом  оглушительно   ревут  вентиляторы   и  основные   машины.   Кабина  тоже,   предельно  тесная,   я  неплохо  знал  экскаваторы (старые),  так  тесно  только  в   ЭКГ-4.6,   а  нас  набилось   5   человек;   трое  нас  и  два   помощника  "обратных"   бригад,  двое   сидели - трое   стояли.   Видно   лекарства   вкаченные   в  Анатолия   были  правильные   и  возымели  действие,   через   час   он   уже   разговаривал,    и   по  своему   обыкновению,  донимал  других   своими   идеями   обустройства   мира.
   Через  3   часа  приехали  в  Междуреченск.   "Скорая" - вызванная   машинистом  по  рации  почему  то  не  пришла.   Мы  стали   вызывать   по  своему  телефону,   и  тут  открылась  новая  прелесть  "оптимизации    здравоохранения".   Всем  привычный  номер  "03"   не  действовал,   мы   слышали   про  эти  изменения,   но  не  рассчитывали   с   ними    столкнуться.  Мы  набирали:   "003",   "030",  "03",  "300"  и  не  один  не  отвечал.   Анатолию,  после  шевеления,  стало   хуже,  вдобавок    от  холода   стало  трясти.     А  было  уже  за  полночь,      прохожих  не  было.  Наконец   появились  какие  то,  и  на  наше  счастье,  это  оказались   фельдшера   "Скорой  помощи",   выходные  и   поддатые.   Они,  конечно,   сразу   вызвали   коллег,   номер  оказался  "103",   вот  кому  мешал   прежний???   и  стали   живо  интересоваться   и  помогать  нашему   положению.   Но  минут  через  7-10   подошла  машина   и  мы  передали  Анатолия  с   сопроводительной  бумажкой   в  руки   специалистов.
   А  дальше  пошло   как   по  писанному.   В  больнице   Анатолию  сделали  рентген   и  УЗИ,   жидкости   в  лёгком  не  обнаружили  и  отправили  на  такси  домой.   Через  неделю  я   уже  встретил  его  на   улице,  ходить  он  мог,  только  шнурки  завязывать - нет.   А  через  две  недели   уже  просился   с  нами   куда   пойти,   пока   без   рюкзака.   Вот   так   благополучно   всё  закончилось,  и  я  всегда  буду  уверен,   что  в  этом  заслуга   двух  медсестёр   из   Бискамжи  и   дорожного   диспетчера.
Эпилог.
 Где   в  наше  время   ещё   можно  встретить  такое  искреннее   участие,   как  не  в  заброшенном   посёлке   или   полузабытой   станции.   И  сколько  таких   медицинских  пунктов   будет  и  уже  закрыто  по    программе   оптимизации.
 Как   утверждал,   умерший   несколько  дней  назад,   Михаил   Задорнов  - "Такие   понятия,   как   честь  и  совесть,   доброта   и   порядочность,  отзывчивость   и  милосердие,    начинают    проявляться   за  пределами  МКАДа   и   увеличиваются   пропорционально   удалению  от  него".  Это  не  дословная    цитата,     я  не  могу   привести   дату  и  место  её   публикования   и    смысл   передаю   по  памяти.   Михаил   Николаевич   обладал   большим  даром   жизненной   иронии   и  литературной   сатиры,  но   конечно   он   утрировал    ситуацию.   ВнутриМКАДье   слишком  большая  территория,  возможно,   там   и   найдётся   больше   10   праведников,  каких  не  нашлось  в   Содоме.   А  может  Задорнов  постеснялся   сказать  "за  пределами  Кремля"?.   А  может  и  Задорнову   не  хватило  той   капли   живого   участия   и  внимания,  которое   не  купишь  за  деньги   и  популярность.
 Даже  половины  не  удалось  написать,   что  задумал,  отблагодарить  людей   за  их,  такой  незаметный   и  такой   необходимый  труд.   Но  так   уж  мы   устроены;   можем   долго  трепаться   про  рыбалку,   работу,   встречи  с  медведями,   ментами   или   бомжами,   а  простые  слова   благодарности   становятся   сухими  и  казёнными,   как  некрологи   в  газете.

Recent Posts from This Journal

  • в чём разница "Реала" и ЦСКА

    Да никакой в принципе разницы: Оба столичные клубы, у них тренер иностранец, и у нас - из Белоруси, а ещё раньше у них Зидан уволился, у…

  • мышиная возня или зверь на лыжне

    Недавно (27-го) первый раз и первыми на лыжах перешли по тонкому льду Усу и сразу столкнулись с дикой живой природой, страшной и непредсказуемой в…

  • Антуан де Сент- Экзюпери

    После полугодичного перерыва попробовал вернуться к "Цитадели" Антуана Де Сент -Экзюпери. Тогда я, осилив половину, решил отдохнуть и…


promo georgith55 november 18, 10:43 25
Buy for 20 tokens
Тому уже много лет прошло, а память услужливо подсовывает различные подробности, какие и запоминать вроде не за что, но памяти - ей виднее. Случилась тогда со мной беда. Ну не совсем беда, это триппер в командировке или в санатории поймать - беда, куда тогда с ним. Народная пословица так…

  • 1
Да... история, однако... Дай бог здоровья всем этим добрым людям!
А про эти "оптимизации" и слов нет - одни эмоции (((
Да, а что в результате за диагноз-то был?

Edited at 2017-11-18 06:50 am (UTC)

Перелом ребра с повреждением лёгкого, но без госпитализации. дали направление на физио. Оно и к лучшему, в наших провинциальных больницах лучше не лежать, тогда совсем помрёшь ))))

Чем дальше от больших городов - то там пока еще люди намного человечнее и проще...

  • 1