georgith55 (georgith55) wrote,
georgith55
georgith55

Categories:

топчул

Топчул — ручей впадающий в Томь немного выше Лужбы. Хотел найти упоминание про него в Вики и воспользоваться плодами чужого труда, но там такого не оказалось - не достоин длиной и полноводностью. В общем - ручей как ручей, с водой, горный, течёт, журчит, зимой течёт под снегом, вода пригодна для питья.

Летом останавливался на нём бессчётное число раз, и ночевал в избушке на платформе с одноимённым названием, рассказывал про это и можно найти у меня в ПСС. Бывал и зимой, но ночевать не приходилось, не помню. А место это у рыбаков популярное; обычно сплавляются до Топчула, что бы здесь сесть на электричку. Следующая станция Лужба, и там запросто можно быть растоптанным или загрызенным толпами одичавших туристов. А в Топчуле есть возможность спокойно сесть и занять оборону в своём уголке вагона, пока они не ворвались.


Ну а мы, втроём, решили выехать покататься спокойно на лыжах, опять же - без туристов.

Загрузились в электричку (4 вагона, 67 руб, народу немного — в основном путейские рабочие) и через 2 часа, без 5 минут, вывалились на пустынной и засыпанной снегом станции Топчул- Пассажирский, шуТю — просто Топчул, без уточнения. Вокзал, он же — Диспетчерская, он же - Начальник станции, он же — отделение милиции, он же — буфет и туалет, не изменился с летнего времени, только весь, до крыши, врос в обильные снега: прилетевшие с неба и накиданные снегоочистителями.

Наскоро прибрались в «зале ожидания», раскочегарили печурку — щепочницу для чая, нарезали окороков и разлили коньяков (водки). Эта прелюдия быстро закончилась, не пьянствовать же мы приехали. Вдвоём уходим на лыжах, один остаётся с вещами — по другому нельзя, времена таёжного джентльменства давно закончились, гляди в оба и не щёлкай клювом.

Направляемся    вверх,   вдоль    ручья,    если   идти,   идти   и  идти,  то  выйдешь  через  7-8 км

на   голец.   Раньше  там  были  популярные  места  с  богатыми  черничниками,  сейчас   их

вытоптали и толпы устремились топтать другие угодья. Перед нами по урочищу проревели

целых семь снегоходов, сплошь иностранных и расписных, с такими же живописными

наездниками, это гламурные туристы из Лужбы. Вначале мы с удовольствием катились по

трамбованному следу, но они на своих бензиновых лошадиных силах резвились взлетая на

горки и выписывая виражи на крутых склонах, что нам, на своих натруженных ногах быстро

надоело. Мы сошли с «буранки» в русло Топчула и продолжили подниматься по нетронутому

снегу. Устоявшийся и заглаженный ветрами наст держал надёжно, но чуть позже вполне

приемлемый «ноль» по Цельсию перешёл в приятный, но не проходимый «плюс», на лыжи

стало налипать и нам пришлось возвращаться, что бы покататься по тому же следу снегоходов,

уже на ровной поверхности Томи.


Топчул, хоть и считается горным ручьём, и течёт в тесном урочище между крутыми склонами,

подниматься по нему не сложно, уклон вполне преодолимый. Холмы и борозды снега

образованные фантазией ветра легко обходятся, а заросли тальника совсем не кажутся такими

густыми без высоченной травы, как это будет летом. Крутые склоны гор почти сплошь уставлены

мощными кедрами, отчего кажутся ещё круче. А небо висит совсем низко, цепляется за

верхушки и воздух тёмен и плотен, краски тусклые и плоские, как на чёрно-белом изображении,

и фотографии получатся такими же. Но мы не ленились щёлкать затворами, что- нибудь всё

равно получится.

К вечеру поднялся ветер и пошёл густой снег, что всё вместе вполне подходит под название

метели, а то и пурги. Но мы были уже за прочными стенами, при гудящей печке, с хорошим

запасом берёзовых дров, обильным столом, освещённым тусклым светом диодных фонарей.

Завывал ветер, силясь порвать полиэтилен натянутый вместо стёкол, сходились стукаясь

разнокалиберные стаканы, гремели грузовые составы проносясь буквально в 5 метрах, чавкали

челюсти, трещал огонь и скрипел «вокзал» раздираемый внутренним теплом и холодом снаружи

и кряхтел стол под напором облокотившихся на него усталых бродяг. Но и это заканчивается,

стелим на лавки «пенки», спальники мы не брали, знали, что ночевать будем у печки, и,

помолясь :-) на кучу дров, укладываемся. Ночь проходит быстро и неспокойно: то надо

подкинуть дров, то открыть дверь и выпустить лишний жар печи, то кому то нужно выйти самому

а потом рассказать другим, что творится на улице. Но трое - это ещё не толпа, и всё

вписывается в нормы устоявшихся отношений. Эко я ввернул, даже самому непонятно!

Утром лёгкий завтрак из Ролтона-БигЛанча с тушёнкой и чай без «кефира». Лень и тепло, а надо

вставать на лыжи — в тепле мы и дома насидимся. Метель продолжается, но втянувшись между

гор мы её почти не ощущаем. Свежего снега, невесомого «пухляка», за ночь навалило сантимов

25-30, все наши вчерашние следы начисто замело. Наст под новым снежком по-прежнему

держит и мы бродим по колено почти не ощущая сопротивления. Немного похолодало и на лыжи

не налипает, можно пройти и подальше чем вчера. Кедры, ёлки-пихты и рябины-берёзы стоят

засыпанные снегом, но солнца нет и воздух тёмен, к тому же продолжается обильный снегопад.

Промеряем глубину снега палками, 160 — 170 см, среднюю принимаем 165, а в самом русле

Топчула двухметровая лыжина уходит вся без остатка и не достаёт до земли, еле хватает сил

выдернуть обратно. Завидуй нам Европа!

Пару часов катаемся и надо возвращаться и собираться. Ещё хоть немного обсохнуть и остыть.

А то ветер не прекращается и становится всё холоднее. А сидеть и ждать в доме мы не

решаемся - можно запросто пропустить электричку. Снегопад такой плотный, что мы увидели её

всего за метров 300, кажется и звук не доходит, и электричка не катится по рельсам, а скользит

на лыжах.


















Один из нас отдал должное своему многолетнему увлечению: несмотря на 20 кг лишнего веса

притащил с собой рацию, аккумуляторы, катушки, мотки проволоки. Растянул эту проволоку по

снегу, настроился и связывался со всеми, кто в это время сидел в эфире, кричал в микрофон:

«семьдесят три», «гроб-сугроб», «Ульяна-Александр, дробь Павел», «слышимость пять плюс».

И все удивлялись, что ему удалось наладить связь в 10 м от контактной сети всего в 50 м от ЛЭП

220-кВ. Когда мы подавали его рюкзак в вагон, я подумал, что такого веса я только любимую

внучку стал бы таскать на себе, а не этот «мобильник».


Tags: Кузнецкий алатау, зима, лыжи, тайга
Subscribe

  • на фоне неба

  • разлив

    Как красив и образен русский язык, прав Гоголь. При слове "разлив" сразу вспоминается "Ленин в Разливе", потом разлив…

  • борьба со снегом, во второй раз

    Второй раз в сезоне с крыши напротив сбрасывают снег. Его не так много, как за всю зиму, но теперь он тяжёлый, липкий, сам не скатывается, а когда…

promo georgith55 april 9, 12:17 20
Buy for 20 tokens
Не надо только писать в комментах, примерно так - "Я уже много лет пользуюсь услугами Билайн, МТС, Теле2 и испытываю горячую взаимную любовь, я им даже не плачу, они мне платят и дарят подарки". Я слышал много разговоров про хороших операторов, выгодные тарифы, удобные схемы, никто…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments